вторник, 29 ноября 2016 г.

Загадочная природа эффекта Плетменцева

Вот и подоспела долгожданная осень. Вместе с ней, пришёл в состояние крайнего возбуждения и наш Мембраныч. А это значит, что пора куда-нибудь прошвырнуться...


Все бы ничего, но памятуя наши осенние выходы прошедших двух лет, а также сопутствующие этому отключения света, было немного боязно на душе. А Владычица Морская, который в прошлый раз грозил нам напастями за то, что я задинамил игровую сессию из-за похода, в этот раз сказал коротко: - Если из-за вас и в этот раз отключат свет, прокляну!
И вот, когда рюкзаки уже были собраны, Мембраныч прислал такую ссылку:


Вот жеж блин, надо рвать когти, пока Владычица про это не прознал.
Мембраныч мониторя сайты с погодой выявил небывалое прояснение и потепление, а значит сами небеса за нас!
Итак, маршрут наш выглядел следующим образом: добраться до Симферополя, там сесть на троллейбус до Ялты, который в свою очередь доставит нас в Виноградное, где собственно и начнётся наша прогулка. Из Виноградного планировалось пройти через Ай-Йори,   водопад Головкинского, залезть на хребет Конек, а с него подняться на плато Бабугана и пройдя через Роман Кош, дошкандыбать до Гурзуфского седла, где устроиться на ночлег в каких-нибудь укромных кущах. А на утро зайти на Беседку Ветров и оттуда спуститься по Никитской яйле в Ялту.
Но так как моя работа вносила определённые коррективы, выехали мы из Симферополя только в 19-00, и соответственно первую ночевку пришлось делать в районе г. Сераус. Найдя очень уютную полянку на одном из склонов, мы занялись постановкой лагеря, приготовлением ужина и любованием огнями ночной Алушты. (фотографии ночной Алушты с высоты птичьего полёта не публикуются по причине моей криворукости)
Ночь выдалась не по осеннему теплой, а наш ужин- по царски роскошным. Но проснувшись утром, мы обнаружили, что находимся во власти густейшего тумана.


Мембраныч запереживал. -Как так?!- восклицал он, -ведь по прогнозу день ожидался солнечным?! -Откуда эта беспроглядная пелена?!-Что это такое?
Я выдвинул предположение, что, вероятнее всего, это редкое природное явление, известное науке как Эффект Плетменцева...


В этом месте стоит сделать небольшое отступление и сообщить читателям, что мой верный компаньон -Сачен, он же Певец Юлиан, он же Какальций, он же Очковая змея, он же друг Зайца- Серж, он же Пошехонский сыр, он же Коварный Фролло, пересмотрел пятидесятидвухгигабайтный и стодвадцатисерийный сериал Бедная Настя, в котором бедной Настей не становился только лишь ленивый: и Лиза, и Полина, и Анна и даже сам лысый чёрт. Драматургия фильма и житейские завихрения Бедной Насти так его поразили, что он тоже решил окутать свою персону туманом таинственности и поэтому первым делом официально изменил свою фамилию и отчество.
Вот так новость! Перед ним открывались по настоящему беcкрайние горизонты, так как можно было стать кем угодно. И настоящим Певцом Юлианом, и инопланетянином-Зоряном Шкиряком, и невинной КатажЫной Биберштайн, и негоциантом и торговцем черным деревом- Себастьяном Перейра, и могучим мавром Абиндарраэсом, и благородным Амадисом Гальским, и даже святой Ядвигой. Да что говорить, можно было запросто прибавить себе социального веса и добавить +50  к солидности, поменяв фамилию на Деловых. Андрей Алексеевич Деловых. Звучит!? То то и оно! Это же в любой кабинет можно ногой дверь открывать! Я бы даже ему барсетку бы подарил. Но, Коварный Фроло решил не выкаблучиваться и взял фамилию своего дедушки- Плетменцев. А так как, по весьма  уважительным причинам, он не смог участвовать в этой прогулке, я и решил, что туман в солнечный день- ничто иное как Эффект Плетменцева. Причём наши с Мембранычем мнения касательно природы эффекта тут же разделились. Мембраныч стоял на позициях рационализма и научного подхода, объясняя наличие тумана тем, что море ещё не остыло и разница температур образует подобные явления. Я же уперся в архаику, народные верования, приметы, и мифологию древних Шумер. Я уверял Мембраныча в том, что новоиспеченный Плетменцев сейчас водит руками над картой горного Крыма и, строя неистовые гримасы, нагоняет туман на эти местности.
За такими разговорами мы добрались до водопада Головкинского, а оттуда, вдоль русла реки Узень-Баш, подошли к подножию хребта Конек.


Начался пилеж вверх. Мембраныч как всегда, с лёгкостью серны, поскакал вверх, я же, как закипающий самовар, поскрипывая и посвистывая, покатился за ним. Погода начала радовать ярким солнцем, а эффект Плетменцева полностю иссяк (видать Сачен над картой окончательно выбился из сил) Также запыханность, от крутого подъема, скрашивали целые полчища диких голубей, которые в огромных количествах кружили у нас над головами, ловко маневрируя в кронах деревьев и отбрасывая на нас, и пространство вокруг, самые причудливые тени. Ни я, ни Мембраныч, такого завораживающего шоу никогда не видели и были приятно удивлены.


 По дороге на вершину мы побывали у истоков реки Узень-Баш, а еще Зак показал мне просто королевский ягодный тис. Мощнее и величественнее представителя данной породы я в Крыму ещё не встречал.


К концу подъема товарищ Племенцев вновь активизировался и нагнал туманной пелены. Видать хорошенько перекусил и набрался сил. Это означало, что неплохо бы было перекусить и нам. Сказано-сделано. Удобно расположившись на поляне, мы принялись восполнять потраченные каллории.


После перекуса, мы приняли решение не петлять по лесу, а подниматься по гребню до самой  Бабуган яйлы. Настало время в очередной раз за сегодня попыхтеть.



Но любой подъём когда-нибудь заканчивается, и вот мы уже шуршим по залитому солнцем Бабугану. Там у меня начинает потрескивать спина, поэтому иногда, как старый олень, катаюсь по траве.


Солнце неумолимо начинает клониться к закату, и Мембраныч небезосновательно начинает бить тревогу, что закат на Роман Кош пройдёт без нас. Я, как председатель общества Капуша, особо не переживаю. Я и не на такие события в своей жизни опаздывал. В конечном итоге, мы добираемся на вершину Роман Кош в кромешной тьме. Удивительно всё-таки там: с самой вершины одновременно можно наблюдать огни Симферополя, Бахчисарая и Севастополя. Мысленно передаю приветы всем знакомым в этих городах и машу рукой. Но особо посозерцать не удаётся: на вершине дует такой ледяной ветер, что приходится напялить на себя все имеющиеся у нас вещи. Дальше, не тратя времени, шпилим к месту стоянки. Ветер и ночной холод подбадривают. Но достаточно быстро мы приходим на перевал Гурзуфское седло, а там, в районе родника Дар-Бугаз становимся лагерем.
Быстрый ужин и вот мы уже отогреваемся в спальниках. Ночью ветер ещё более усиливается, а под утро, в придачу ко всему, начинает барабанить дождь. Не смотря на то, что я довольно хорошо растянул палатку,  проснувшись, обнаруживаю внутри приличную лужу. Каким-то непостижимым образом палатка дала течь. Приходится вымакивать воду полотенцем и приправлять все происходящее крепким словцом.


Сегодня у нас по плану Беседка ветров и спуск в Ялту по Никитской яйле. Пора в путь. Мембраныч собран, я копошусь. Забираемся опять на плато и в районе таврского городища устремляем свои взгляды в сторону Беседки Ветров. А там царит небывалое оживление. Несколько микроавтобусов и парочка внедорожников. Экскурсанты облепили беседку как огородная тля. Учитывая то, что к каждому микроавтобусу должен быть прикреплен лесник, а мы, в настоящий момент, находимся в святая святых Крымского природного заповедника, встреча с лесниками не сулит нам ничего хорошего. Пока экскурсии разъедутся, решаем переждать в удобной ложбинке. Ложбина издали напоминает гнездо, и мы обустраиваем ее по домашнему, расстелаем карематы, пьем чай и беседуем.


Мембраныч периодически вылезает из гнезда посмотреть как обстоят дела с экскурсантами. В одну из таких вылазок Мембраныча пеленгуют лесники, от группы отделяется белая таблетка и едет в нашу сторону. Мембраныч бьёт в набат и как нашкодивший кот изчезает в зарослях. Я собираю все свои пожитки в охапку и степной гадюкой вьюсь за ним. Машина лесников останавливается недалеко от нашей лежки, но от нас уже и след простыл. Мы бежим вниз по склону, но все равно, местность достаточно открытая и вот вот мы будем настигнуты. Похоже, знакомство с пыточной комнатой Рескомлеса РК неизбежно. Но тут, на нашу сторону становятся высшие силы. Со стороны кордона Дубрава к нам летит густейшее облако тумана. За нас сам Плетменцев и его эффект, который в самый последний момент эффектно и эффективно скрывает нас в своей утробе. Под его прикрытием мы пробираемся к самой беседке, где все уже разъехались. С нее обозреваем окрестные красоты, и наступающую по всем фронтам осень. Внизу под нами колышется безкрайнееморе из облаков- товарищ Плетменцев вышел на максимальные обороты.


После непродолжительного сеанса связи выходим на Романовское шоссе.  Там встречаем таких же как и мы нарушителей правил посещения КПЗ, это парень с девушкой и одеты они очень элегантно: во все белое. За счёт этого, их видно за километр даже в условиях эффекта Плетменцева.


По самому шоссе нам предстоит пару километровый марш до поворота на Никитскую яйлу. Стараемся проскочить этот участок как можно скорее, но в определённый момент слышим как из тумана доносится приближающийся шум мотора. Паника. Мы на крутом склоне, но адреналин делает своё. Шуршим по камням вниз, и прячемся как грибы под елкой.


Над нами проносится наша старая знакомая-белая таблетка. Облава в полном разгаре, служители леса у нас на хвосте. А хватка нашего  союзника Плетменцева, ослабла. Туман не такой густой и нам приходится шевелить поршнями. Но вот долгожданный съезд с дороги, здесь шанс пересечься с лесными эльфами минимален. Расслабляемся и неспешно идём, наслаждаясь красотами Никитской яйлы.


Но как оказывается, расслабляться рановато:  опять шум моторов и где-то совсем близко. В панике бросаемся под одну и ту же одинокую сосну, сталкиваясь при этом лбами. У Мембраныча от такого удара выпадает термос из рюкзака, я же раненным барсуком уползаю под другое дерево. Причиной нашего ретирования оказываются два пацана на мопедах. С ума сойти, мы тут, как жулики, от каждого шороха в кусты бежим, а тинейджеры попердывают на весь лес мопедами и даже не помышляют о конспирации.
Принимаем решение больше не прятаться ни от кого, а встретить лесников с гордо поднятой головой и царским величием. Но как только мы собрались взглянуть судьбе в глаза, угроза со стороны стражей леса больше не наступала.


Отдельное слово хотелось бы сказать о Никитской яйле. Так уж сложилось, что я никогда до этого по ней не ходил и попав сюда был потрясен её красотой и своеобразностью. Порой складывалось впечатление, что я и не в Крыму вовсе. Уж очень все на ней разнообразно.


Сбросив высоту до 900 метров, мы с Мембранычем в очередной раз были поглощены эффектом Плетменцева, но благодаря этому, лес выглядел просто сказочно.



Не хватало настоящего Плетменцева и его фотокамеры, так как мои жалкие фотографические потуги к сожалению не передают всей волшебной атмосферы. Мне было немного грустно от того, что мы спешим на ялтинскую автостанцию. Хотелось остановится и просто сидеть в этом потрясающем месте. В конце концов, подобные чувства овладели и Мембранычем. Мы плюнули на все, сели в тумане и стали пить чай. Удивительно просто как порой самые простые вещи могут доставлять человеку столько радости.



Спустившись в посёлок Советский, мы с сожалением узнали ,что автобус до Ялты уехал за 10 минут до нашего прибытия, но местный абориген посоветовал не вешать нос, и дожидаться следующего. И действительно, когда мы уже потеряли всякую надежду,  и почапали в Ялту пешком, спасительный автобус появился.
Было уже темно, когда мы появились на ялтинском автовокзале. Там меня ждал не самый приятный сюрприз: оказалось, что все билеты на Севастополь выкуплены студентами. Пришлось пойти на авантюру и сесть в бахчисарайский автобус, который едет через Хмельницкое. Время в пути прошло незаметно и вот начинаются новые приключения.По дороге меня одолевали сомнения в правильности моего поступка, я боялся, что залипну на повороте на Хмельницкое. Но в тот день судьба мне благоволила. Поблагодарив и попрощавшись с Мембранычем, я почти сразу застопил машину до ялтинского кольца, а оттуда преспокойно доехал до 5 км. Такой получилась эта прогулка, полная туманностей и переживаний.



p.s. В заключении так же хотел бы поблагодарить товарища Плетменцева за туманное прикрытие в самый переломный момент. Однако должен сообщить, что я, равно как и Мембраныч, с опаской и подозрением отнеслись к появлению в нашей жизни гражданина Плетменцева. Не исключено, что настоящего Сачена удерживают в каком-нибудь зиндане. Поэтому до выяснения всех обстоятельств, лично я собираюсь именовать этого подозрительного типа-Гомункул или Конрад Карлович Михельсон. Настоящий Сачен, если ты сейчас это читаешь, подай знак, и мы вытрясем из Гомункула признание в том, куда они тебя дели!

p.s. 2 Все остальные фото по традиции в галерее

Всем привет и спасибо, что дочитали до конца.

3 комментария:

  1. Спасибо огромное! Дождались новенького из вашей походной жизни!
    С уважением, жена одного мужа,обожательница весёленького походного.

    ОтветитьУдалить
  2. Оу! Наконец-то свеженького подвалило. Аффтор. Пеши естчо.
    ЗЫ фотка в заголовке - чума.

    ОтветитьУдалить